О ТЕХ, КТО ПОМНИТ... Валентина Алексеевна Королева - Светогорское городское поселение
Вернуться к обычному виду

О ТЕХ, КТО ПОМНИТ... Валентина Алексеевна Королева

22.07.2016 Пресс-центр "Вуокса".
О ТЕХ, КТО ПОМНИТ...

Валентина Алексеевна Королева

Родилась Валентина Алексеевна в Гусевом переулке (ныне улица Ульяны Громовой) славного города Ленинграда. Окна квартиры выходили на известную больницу Раухфуса, совсем неподалеку был Московский вокзал, а рядом церковь, которую во время войны взорвали, чтобы у немцев было как можно меньше ориентиров для бомбежки. Отец, Алексей Михайлович, работал в магазине на Невском, мама, Александра Николаевна, воспитывала двоих дочерей, Валю и Тамару. 

И вот эту мирную, вполне благополучную жизнь разорвало утро двадцать второго июня сорок первого года. Война! Вся огромная страна «встала на смертный бой». Отец с первых дней ушел на Ленинградский фронт. Фашисты стали обходить город на Неве со всех флангов и восьмого сентября блокадное кольцо замкнулось. 

Первоклассница Валя еще какое-то время под артобстрелами бегала в школу, но осенью городскими властями было решено младших от обучения отстранить, и девочка с мамой и сестрой осела дома. Становилось все холодней, остатки продовольствия таяли, не было ни воды, ни света, ни тепла, люди голодали, мерзли. У семьи была маленькая буржуйка, но она практически не спасала, ведь топить-то было нечем. Валентина Алексеевна помнит, как летели стекла, полыхали от «зажигалок» пожары, падали с жутким воем бомбы. 
Паек иждивенца, сто двадцать пять граммов хлеба напополам с лебедой, был, конечно, невероятно скуден. В магазин с карточками ходила сестра мамы. Был случай, когда на нее напали, такая же голодная ровесница. Девочки дрались отчаянно, но маленький кусок все же удалось отбить. Даже эти крохи поддерживали в людях еле теплящуюся жизнь.

В январе сорок второго дедушка, мамин отец, инвалид финской кампании, повел дочь в роддом, велев внучкам ни в коем случае не выходить из дома. На свет появились двойняшки Саша и Галя, которым едва удалось дожить до полугода. Мертвых малышей завернули в одеяльца и погрузили на машину, увозившую погибших на Пискаревку. 

Тринадцатилетнюю мамину сестру отправили на Большую землю, но немцы беспощадно разбомбили эшелон с беззащитными, немощными людьми. 

Дедушка, пока были силы, участвовал в обороне города - таскал мешки с песком, дежурил на крыше во время налетов, но бесконечный голод, холод и страх за детей не прошли даром, он скончался. А Александра Николаевна с детьми лежали, не имея сил встать. За полгода до прорыва блокады их отправили Ладогой в эвакуацию. Фашисты били по баржам с умирающими людьми, и сестренки, Валя с Тамарой, от голода и страха потеряли сознание. Валентина Алексеевна помнит, что очнулась в телеге от запаха свежего сена.

Победу встретили в глухой деревне Калининской области, радовались от всего сердца концу войны, радовались тому, что с фронта вернулся отец, хотя и без обеих ног.

Господи! Как подумаешь по каким ухабам, колдобинам и кочкам протащило наш многострадальный народ! Чего натерпелись люди во время Великой Отечественной! Что пришлось пережить блокадникам! Но ведь остались же они душевными и бескорыстными. Может, в этом и есть неразгаданная иностранцами тайна «русской души»?

Наталья Гончарова

cfbqQmlUgEU.jpg

Возврат к списку